Авторские блоги на manutd.ru
МОУРИНЬЮ: ТЕПЕРЬ Я «CALM ONE»

МОУРИНЬЮ: ТЕПЕРЬ Я «CALM ONE».

Большое эксклюзивное интервью Жозе Моуринью для France Football.

Он максимально активен на бровке, и, напротив, сдержан на пресс-конференциях. Жозе Моуринью изменился и рассказал, в чём именно.

Каррингтон, тренировочная база «Манчестер Юнайтед», пятница, 3 марта. Сейчас полдень, вовсю льёт дождь. В холле главного здания Кэти, дежурный администратор со стажем работы в клубе более 50-ти лет, даёт нам бейджи посетителей. Подходит Карен, пресс-секретарь клуба, и предлагает проводить нас до кабинета Жозе Моуринью. Завтра «Юнайтед» предстоит важнейшая игра с «Борнмутом», но Жозе согласился уделить нам четверть часа на увлекательную «беседу» (как он сам её называет) о его убеждениях, профессии, роли менеджера и, конечно, любимом «Манчестер Юнайтед».

– 10 лет назад Вы сказали, что Вам было сложно жить без титула, что это подпитывало Вас. На данный момент всё обстоит так же?

– Это всегда так. Но футбол очень сильно изменился. И я понял, что самое главное в профессии – это адаптироваться к стремлению больших клубов, в которых ты работаешь, и суметь их охватить. Начав работать в «Манчестер Юнайтед», я знал, что мне придётся столкнуться с хорошими вещами, но также и со сложными. Мне нужно приспособиться к этой реальности, к тому, что от меня хочет клуб, и при этом не потерять себя, не стать кем-то другим. Вот поэтому я возвращаюсь к тому, что сказал 10 лет назад, ведь титулы и победы – лучший способ обучить группу игроков, обучить клуб и изменить менталитет.

– Вы довольны своей победой со счётом 3-2 против «Саутгемптона» в Кубке английской лиги?

– Да, конечно. Мне очень понравилось.

– По Вашему лицу и не скажешь…

– Это, возможно, моя ошибка, как, возможно, моей ошибкой является и моя фраза 10-летней давности, которую Вы только что процитировали. Проблема заключается в том, что я беру на себя ответственность, испытания, ожидания. Таков я. Я никогда не прячусь. Я прямолинейный человек, который говорит так, как оно есть на самом деле. Я говорю то, что думаю, а иногда даже то, что не думаю, чтобы некоторым образом замотивировать людей, с которыми я работаю. Я пришёл в «Манчестер Юнайтед» в трудные времена. Но для Дэвида Мойеса и Луи ван Гала было так же трудно. Клубу было сложно справиться в период после того, как сэр Алекс покинул клуб, и не только из-за его ухода.

– Почему?

– Это была новая эра для английского футбола. Время, когда финансовая сторона получила такое огромное влияние, что она стала устрашающей для всех. Ведь эта сила не сконцентрировалась в руках только двух клубов, как в Испании, и не одного клуба, как в Германии, и не в руках одного или двух клубов, как во Франции. В Англии она находится в руках многих клубов.

Конечно, есть более сильные клубы, и ожидания к ним тоже повышенные. Но здесь сейчас все сильны. Изменились обстоятельства. Если я хочу купить игрока из «Тоттенхэма», я не могу. Также я не могу купить игрока из «Манчестер Сити» или «Арсенала». Раньше это не было проблемой. В «Челси» я купил Шона Райта-Филлипса, который был лучшим игроком в «Манчестер Сити», и Эшли Коула из «Арсенала». Сэр Алекс, когда он захотел приобрести лучшего игрока из «Тоттенхэма», купил Майкла Каррика, а затем и Димитара Бербатова.

– Это означает, что Вы можете купить игроков только из маленьких английских клубов или из зарубежных чемпионатов?

– Особенно зарубежных. В Англии клубы настолько сильны в финансовом плане, что рынок открыт для всех. Возьмите, например, «Баварию» из Германии. Знаете, когда они начали выигрывать титул каждый год? Когда за один год до этого приобрели лучшего игрока дортмундской «Боруссии»! Гётце, затем Левандовски в следующем году, затем в прошлом году Хуммельса. Я приехал в клуб с великой и престижной историей, но который не может больше находиться в таком затяжном упадке. Ни один клуб в Англии, будь то «Манчестер Юнайтед», «Ливерпуль», «Манчестер Сити», не может постоянно доминировать. Сила была поделена. Всё стало намного сложнее: купить, победить, построить.

– Из-за чего происходят такие изменения?

– Все находятся под давлением. Роль СМИ очень велика; даже в таком историческом моменте, как Клаудио Раньери в «Лестере», вы можете оказаться уволенным лишь спустя шесть месяцев после победы в чемпионате. Поэтому для меня все ступени процесса важны. Во-первых, нужно было гармонизировать отношения фанатов и команды, чего не наблюдалось в последние два года. Фанатам не нравилось, как играет их команда, подход, стиль игры, и они могли покинуть стадион за 10 минут до конца матча. Нужно было вернуть их. Было сложно, так как необходимо было, чтобы стиль игры соответствовал результатам.

И даже когда мы сыграли 4 домашних матча подряд вничью, виден был результат. Против «Бёрнли» мы побили рекорд по количеству ударов в одном матче АПЛ (37 ударов). Это означало, что мы вернули атакующий стиль «Манчестер Юнайтед». Это то, чего хотели фанаты. Однако это необязательно было тем, чего от меня ожидали, потому что говорят, что мои команды более прагматичны, реалистичны…

– Или скучны…

– Вы можете говорить всё, что хотите. Сейчас я наблюдаю много оборонительных команд, но они выигрывают матчи, и на них нескучно смотреть. Но это не проблема. То, что я пытаюсь сказать вам, так это то, что, приехав в «Манчестер Юнайтед», мне следует двигаться в определённом направлении, и это то, что я делаю.

– Когда Вы говорите «направление», Вы имеете в виду «зрелище»?

– Вот именно! Атаковать, доминировать, владеть мячом, создавать моменты, не бояться пропускать голы, быть энергичнее, не играть в пять защитников или в двух атакующих полузащитников…По крайней мере, пытаться играть на позитиве.

– Какая Ваша тренерская философия?

– Приспосабливаться. Вам нужно знать, как приспособиться к клубной реальности, что нужно, что для этого требуется. Именно это означает – поступать с умом. Когда я приехал в мадридский «Реал», они не могли пройти стадию 1/8 в Лиге чемпионов на протяжении 10 лет. Такой игрок, как Серхио Рамос, даже и не знал, что такое четвертьфинал. На континенте доминировала «Барселона». Как победить их? Когда я приехал в «Интер», они были чемпионами Италии уже несколько лет. Как  достичь с ними большего и выиграть Лигу чемпионов? Я вернулся в «Челси», которые не выигрывали АПЛ уже 4 года. Как снова этого добиться?

Самое главное – установить в команде отношения, основанные на согласии и любви, создать стабильность. В «Манчестер Юнайтед» больше нет таких персоналий, как Гиггз, Скоулз или Кин. В команде есть Руни и Каррик, которые являются последними из того поколения, и новая группа игроков должна адаптироваться. Вот поэтому для меня было очень важно заполучить Златана. Даже не являясь англичанином и не зная культуры клуба, он стал важным игроком для команды, он больше, чем просто игрок.

– Какими качествами должен обладать тренер большого клуба?

– Знаете, я сейчас пытаюсь понять, почему Луис Энрике заявил, что покинет «Барселону». Когда я тренировал «Реал», я также пытался понять, почему Гвардиола хотел покинуть «Барселону» и взять год отпуска. Перед нашим интервью я прочитал, что сказал Гвардиола касательно ухода Луиса Энрике…

Основываясь на своём опыте работы в больших клубах, таких как «Реал», «Интер» и т.д., могу сказать, что главное качество, если вы хотите быть постоянно успешным, а не только пережить несколько счастливых моментов в своей карьере, – это знать, как справляться с давлением, которое вас окружает. Вы должны быть сильным, чтобы справляться с критикой в вашу сторону, с мнениями, с теми людьми, которые их высказывают, с новым поколением футболистов, которые…

– …даже Вы, Жозе Моуринью, который привык к этому?

– Конечно! Когда вы отправляетесь на «Уэмбли» на финальную кубковую игру, это огромная ответственность. В этом случае моя установка и установка Клода Пюэля разительно отличались. Если я выиграю, это нормально. Если проиграю, то нет. Для Клода всё было по-другому. Если я выиграю, я стану первым тренером в истории клуба, который выиграл трофей в свой первый сезон, да ещё и против «Манчестер Юнайтед». Если я проиграю, я стану тем, кто упустил возможность стать первым тренером в истории клуба, которому удалось выиграть трофей в свой первый сезон.

Всё совсем по-другому. В больших клубах, в которых тренируют Луис Энрике, Гвардиола, я, вы чувствуете это давление, несмотря на свой статус. Я поделюсь с вами, что сказал Гвардиола: «Самое важное качество для следующего тренера «Барселоны» – научиться не слушать». Он совершенно прав. Проблема в том, что мы слушаем.

– Как можно не делать это?

– Думаю, что Гвардиола пытался сказать, что мы должны слушать, но мы не должны принимать близко к сердцу всё, что слышим. Нужно отстраниться от этого. Нельзя дать этому повлиять на тебя. Нужно быть сильным. Уметь принимать непопулярные решения.

 – Но Вы же просто человек…

– Точно. Поэтому я не удивлён, что Пеп сказал: «Мне необходим перерыв. Я еду в Нью-Йорк». Я не удивлён, что Луис Энрике уходит. И скажу вам даже так: в этот самый момент давление оказывается повсюду, на всех уровнях, во всех клубах. Те клубы, у которых сейчас 26 очков, или 28 очков, и те, кто утверждает, что нужно 40, чтобы не вылететь, – все они находятся под давлением. Не для того, чтобы спасти клуб, а для того, чтобы не потерять работу. Давление можно наблюдать в различных формах, но оно везде.

– Но вернёмся к вопросу о «человеке»…

– Принимая во внимание человеческие качества, технику и тактику, лидерские способности, я считаю, что самое важное качество для тренера в этой многофункциональной работе – знать, как бороться с давлением. В современном мире для нормальных людей футбол – это развлечение, но для других это индустрия.

Даже здесь, в стране, которая является родиной традиций и стабильности, всё становится запутанно. Клубами владеют иностранные инвесторы, а не англичане, вместе с этим приходят и изменения. В прошлом сезоне я был уволен из «Челси» спустя полгода после победы в чемпионате. В этом сезоне то же самое произошло и с Раньери. Эта работа становится сумасшедшей!

Во время уроков, которые я даю своим молодым коллегам-тренерам в моём бывшем университете в Португалии, первое, на что я обращаю их внимание, – нужно научиться жить под давлением, сделать это частью своей жизни.

– Худший враг такого тренера, как Вы, - это время, которого не хватает, чтобы построить команду, или успех?

– Для Раньери, думаю, это был успех, который невозможно было повторить.  Он сделал то, что не в силах был повторить. А люди в клубе не были достаточно ему преданы, чтобы это понять. Было очевидно, что в этом сезоне клуб окажется в данной ситуации. Они это не поняли. Они пожертвовали своим волшебником.

По правде сказать, я не считаю успех «Лестера» чем-то нормальным. В моём случае, в «Манчестер Юнайтед», всё по-иному. Мне повезло, что у меня стабильные, понимающие владельцы, которые понимают английский менталитет и терпение. Проблема в том, что современное общество разваливает эту стабильность. Я проиграл матчи в начале сезона, и иногда я их не выигрывал. Но я чувствовал уверенность дирекции клуба. «У тебя есть время, работай. Мы верим в тебя». Вне офисов всё по-другому.

– Как Вы думаете, возможно ли такое, что в 2017 менеджер может оставаться в одном клубе на протяжении двадцати лет, как сэр Алекс или Арсен Венгер в «Арсенале»?

– Думаю, нет. Венгер – последний из таких. Когда он покинет «Арсенал», мы больше не увидим тенденцию, что тренер будет находиться в одном клубе на протяжении более семи лет, хорошо, максимум десяти. Это просто невозможно. И дело не только в клубах, но и в самих менеджерах.

Я сомневаюсь, что новое поколение менеджеров, учитывая их нынешний уровень подготовки, способно вникнуть во все аспекты клуба. Для этого нужны очень сильные личности.

– Что отличает Моуринью-человека от Моуринью-менеджера?

– Моуринью-человек старается быть противоположностью Моуринью-менеджера. Он пытается быть сдержанным, спокойным. Я могу прийти домой и не смотреть футбольные матчи, не думать о футболе. Действительно могу. Хотя в начале карьеры не мог. Я постоянно был на связи, двадцать четыре часа в сутки. Мне нужно было стать более зрелым человеком. Сейчас я доволен собой.

Я повзрослел, стал спокойнее. Победы больше не превозносят меня до Луны, а поражения не отправляют меня в ад. Я думаю, это положительно сказывается на моей работе, на моих футболистах. Я так же амбициозен, так же увлечен своей работой. Я всё тот же профессионал. Но теперь я лучше контролирую эмоции.

– Вы думаете, что контролируете эмоции?

– Я могу не показывать их. А это и есть контроль. После победы в Кубке английской лиги я был очень счастлив. Было ли это по мне заметно? Не знаю. Я, правда, не уверен. Но на публике я не хотел выставлять себя главным виновником торжества, на моем месте должны быть игроки и фанаты. В раздевалке всё было немного иначе. Там я разделил радость со своими игроками.

Но, возвращаясь к Вашему вопросу, я стараюсь контролировать свои чувства, особенно своё разочарование. В этом финале были моменты, когда я был недоволен нашей игрой, но я старался абстрагироваться и передать этот посыл игрокам. Я во всём стал лучше, нежели был раньше.

– Как менялась Ваша тренерская философия в течении последних 20 лет?

– Я должен приспосабливаться к новому миру. К тем молодым игрокам, которые существуют в настоящий момент. Мне нужно было понять разницу между работой с юным Фрэнком Лэмпардом, который в 23 года уже был мужчиной, считал футбол работой и был настоящим профессионалом, и новыми парнями, которые в 23 года до сих пор дети. Сейчас я называю их «пацанами», а не «мужчинами». Я думаю, что они дети, потому что всё, что их окружает, никак не помогает им ни в жизни, ни в работе. Я должен был приспособиться ко всему этому. Десять лет назад ни один игрок не приносил мобильный телефон в раздевалку. Сейчас всё иначе. Но вы должны смириться с этим, потому что, если будете бороться, это вызовет конфликт и отправит вас в каменный век.

– Серьёзно?

– Если вы не позволяете игроку чего-то в социальных сетях, даже чего-то глупого, вы идёте против природы. Мне помогло то, что у меня есть сын и дочь как раз этого возраста. Они помогли мне понять, как всё это работает и каков мир сегодня.

Я исследовал характер изменений с методологической точки зрения. Со своими помощниками я работал над тем, чтобы изменить, адаптировать и улучшить наши методы. Технологии подарили нам новые возможности. Современность и наука – тоже. Но ключом ко всему, с точки зрения лидерства, по-прежнему является понимание людей, с которыми работаешь в настоящее время.

– Что изменилось с тех пор, как Вы начали работать на бровке?

– В начале моей карьеры я столкнулся с новым аспектом футбола, а именно появлением большого числа легионеров. Одним махом мы оказались в раздевалке, в которой могли находиться десять людей различных национальностей. Разные расы, разные религии. Это стало началом разнообразия.

Когда я был помощником господина Робсона в «Порту», там было 28 португальцев, один бразилец, один аргентинец, и на этом всё. Но за мои десять или двенадцать лет в качестве менеджера произошел настоящий переворот с точки зрения разнообразия. Я был достаточно силён, чтобы привыкнуть к этому. Я знал, как общаться с людьми индивидуально, потому что говорю на многих иностранных языках. Это позволило мне наладить с ними близкие отношения.

Я мог говорить на французском с французами, на испанском с испаноязычными, на английском, на итальянском... Я был очень открыт ко всему новому. Если уж кем я никогда не стану, так это расистом, это уж точно! Я мог создавать невероятно сильные команды. Но сейчас это разнообразие исчезло. Сейчас мы замкнуты, разделены. Мы обязаны что-то с этим сделать. С тем, что игроки думают, как себя ведут, что их окружает. Постараться сделать всё возможное.

– У Вас репутация менеджера, который готовит игроков к матчам в зависимости от каждой конкретной ситуации и даже счёта в определённый период игры…

– Есть два аспекта этой подготовки: тактический и ментальный. Если рассматривать тактический аспект, я стараюсь хорошо делать свою работу в том, чтобы донести до игроков свои мысли. Взять, к примеру, финал Кубка английской лиги. Я сказал им: «"Саутгемптон" играет как обычно, работайте над своей игрой».

Но это команда, которая только что провела пятнадцать дней в Испании, чтобы подготовиться. Без игр. Без давления. Без средств массовой информации. Мы за это время играли четыре раза. А они уехали на две недели в Испанию. Это нормально?

Для меня это значило то, что они могли подготовить нам любой из неприятных сюрпризов, пока мы готовились. Что бы это могло быть? Вы должны подумать об этом. Поэтому мы рассмотрели все варианты. Тадич будет играть здесь или там. Будут ли они задействовать четырёх игроков впереди или оставят одного сзади.

Тактически вы должны рассмотреть всё и обратить внимание даже на малейшие детали. Быть готовым ко всему.

– А ментальный аспект?

– С психологической точки зрения, чем сильнее эмпатия в вашей команде, тем лучше отношения между игроками и, соответственно, тем лучше вы готовы. «Игры разума», с помощью которых происходит психологическое воздействие на кого-либо через СМИ, – это способ создания наиболее правильного настроя у игроков. Это работает, когда в команде много сильных личностей, которые способны выдержать это. В «Интере» я был в этом как рыба в воде.

У меня были Матерацци, Кордоба, Ибрагимович, Милито, Тьяго Мотта… Парни, которые готовы были пойти за мной всюду. Работать в команде, где нет таких личностей, – совсем другое дело. Так что, прежде чем идти в определенном направлении, нужно понять людей, с которыми работаешь. Человеческий фактор самый важный.

– Вы никогда не были большим поклонником владения мячом…

– Это не так. В этом сезоне у нас огромный процент владения мячом почти во всех наших матчах. Но опять же, это зависит от игроков, которые есть в вашем распоряжении. Или от того, поможет ли владение мячом вам выиграть или нет. Люди иногда путают владение мячом с количеством голов, которые вы забиваете.

Они забывают, что цель состоит в том, чтобы забивать и выигрывать. В «Реале» у меня была команда, которая побила рекорд сезона по количеству забитых голов в истории испанской лиги: 121 гол за сезон. Они были лучшими в переходе из обороны в атаку и обратно, а также в доставке мяча к воротам.

Криштиану Роналду было двадцать семь лет, Ди Марии – двадцать три, Бензема и Игуаину – двадцать три или двадцать четыре. Это была команда-убийца. Казалось бы, зачем мне что-то менять? Затем, что «Манчестер Юнайтед» отличается. У нас более медленная команда, у нас нет быстрых игроков, но есть желание владеть мячом, чтобы доминировать в игре. Златану Ибрагимовичу нужно играть с мячом, Эррере, Каррику и Погба – тоже. Иногда в последние двадцать минут я использую другие варианты, например, выпускаю Рэшфорда, и мы играем иначе. Но в целом я использую те качества, которые есть у моих игроков.

– В чём, в конце концов, заключается фирменная черта Моуринью?

– Вы не спросили меня, как мне удалось выиграть трофеи во всех лигах, где я тренировал, но если бы спросили, то я ответил бы, что я сделал это, потому что смог адаптироваться ко всему, что меня окружало. Моя команда играет так, как умеют мои футболисты. Проще простого.

Если бы я попытался построить свою игру в «Манчестер Юнайтед» на контратаках, я оказался бы в д*рьме. Если будешь пытаться играть во владение мячом, используя быстрых футболистов, которые любят рисковать и идти в дриблинг, это убьет потенциал игроков. Я мог сказать Ди Марии, который был быстрым, как стрела, чтобы он меньше лез в обводку и больше играл в одно касание, потому что я не хотел проигрывать. Но всё же я предпочитаю использовать те качества, которые хорошо развиты у моих игроков.

– Айтор Каранка, Ваша правая рука в «Реале», сказал, что Вам нравится, когда Ваши ассистенты вам противоречат…

Абсолютная правда. Мне не нужны «подпевалы», вместо этого мне нужны люди, которые имеют собственное мнение. И даже люди, которые оспаривают мои решения, ставят их под сомнение. Я всегда говорю своим помощникам: «Во время матча я хочу думать в одиночку». Я не хочу, чтобы кто-то разговаривал со мной, советовал что-либо. В такие моменты я хочу собрать воедино свой опыт, инстинкт и чувства.

Я хочу управлять командой самостоятельно. Однако в течение недели перед матчем или после я рассчитываю, что ассистенты будут советовать мне разные вещи, критиковать меня, задавать мне вопросы, рассказывать, что происходит с командой. Я научился этому в «Барселоне» у господина ван Гала. Это именно то, чего он требовал от своих ассистентов.

– Сначала в «Челси» Вы были «Особенным», потом – «Счастливым». Кто Вы теперь в «Манчестер Юнайтед»?

– Я бы сказал, что я «Спокойный» [«Calm One» - прим. редактора]. Все ждали, что я буду создавать проблемы. Но единственная проблема, с которой я столкнулся до сих пор, заключается в том, что я пнул бутылку с водой, которая стояла передо мной. Меня отправили на трибуны, и я должен был заплатить штраф за это. Это моя проблема. Когда я немного расстроен, я пинаю бутылки. Но это единственная проблема за восемь месяцев. Поэтому теперь я «Спокойный». А кроме этого меня, возможно, завтра уволят [смеется].

Автор: Тьерри Маршан

Перевод : Лёля Голуб, Сергей Леонов

Редактура: Евгения Шестакова

ОРИГИНАЛ МАТЕРИАЛА

27
26мне не нравится
1
оценивать материал могут только зарегистрированные пользователи
Обсуждение
0

27.03.2017 nickita.tulupoff

Маур жук!!!! Удачи ему!!!!

ответить

0

27.03.2017 xGREGORYx

Большое спасибо за данный материал! Было очень любопытно с ним ознакомиться, интересное интервью! :)

ответить

0

22.05.2017 Solar

Не за что:) Заходите на MU1, у нас много таких качественных материалов.

-1

27.03.2017 semerkaUnited

"Я повзрослел, стал спокойнее. Победы больше не превозносят меня до Луны, а поражения не отправляют меня в ад. Я думаю, это положительно сказывается на моей работе, на моих футболистах. Я так же амбициозен, так же увлечен своей работой. Я всё тот же профессионал. Но теперь я лучше контролирую эмоции...." ндаааа ((

ответить

0

28.03.2017 PaNIKaL

Спасибо за увлекательное интервью!)

ответить

0

29.03.2017 MU-S1

А кроме этого меня, возможно, завтра уволят [смеется]. Жозе, никто тебя не уволит, это было бы слишком просто. Тебе предстоит колоссальный труд - вернуть МЮ в топ мирового футбола. Я верю, что ты это сделаешь. Хорошее интервью, спасибо за перевод.

ответить

Новости английского футбола
Вакансия менеджера по продаже недвижимости в Санкт Петербурге
  • Манчестер
  • Украина
  • Беларусь
  • Израиль
  • Калининград
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Самара
  • Екатеринбург
  • Челябинск
  • Актобе
  • Астана
  • Новосибирск
  • Красноярск
  • Иркутск